Будущее информационной революции: что нас ожидает в ближайшие десятилетия?

В этой публикации на правах излюбленной диванной аналитики я попытаюсь порассуждать о том, что нового нас ожидает в относительно краткосрочной (несколько ближайших десятилетий) перспективе в области информационных технологий.

Как известно, этапы т.н. информационной революции складываются из следующих изобретений:

  1. письменность
  2. книгопечатание
  3. телеграф, телефон, радио и телевидение
  4. компьютеры и Интернет.

Первый этап охватил несколько тысячелетий и скорее всего даже не был замечен нашими предками. С изобретением книгопечатания изменения в объеме, формах и скорости распространения информации стали несколько более заметными, но все равно заняли не меньше столетия (в Германии книги начали печатать в 1440-е, на Руси — в 1560-е годы, и очевидно тогдашние тиражи и уровень грамотности от нынешних были очень далеки). Еще короче дистанция между электрическим телеграфом, телефоном, радио и телевидением — всего несколько десятилетий. И наконец, персональные компьютеры с Интернетом распространились еще при жизни большинства ныне живущих людей. Насколько быстро происходит прогресс в этой сфере можно проиллюстрировать на примере: вообразите, что в январе 2007 года Стив Джобс представил смартфон с характеристиками iPhone 11 Pro — какой бы эффект это произвело… А ведь второй от первого отделяет менее 13 лет — срок по меркам промышленной революции, не говоря уже о неолитической, просто ничтожный.

Этот этап информационной революции продолжается до сих пор, и будучи его очевидцами мы можем вспомнить несколько интересных метаморфоз, которые происходили с потреблением информации за последнее время. Рассмотрим их на примере оцифрованных музыки и кино: сначала они распространялись на CD и DVD (лицензионных и пиратских), потом при помощи пиратских файлообменных сетей (начиная с Napster и заканчивая Torrent), а с появлением легальных и пиратских сервисов потокового мультимедиа (Netflix и др.) стали уходить в онлайн. Вероятно лучший способ предсказать будущее развитие подобных технологий — это оценить их нынешние недостатки и ограничения. Лично я вижу три глобальные проблемы:

  1. Неполная оцифровка всей имеющейся в распоряжении человечества информации;
  2. Неполный доступ человечества к уже оцифрованной информации из-за законодательных ограничений, дороговизны, недостаточного распространения Интернета и т.д. — и вместе с тем наличие пиратских ресурсов, позволяющих обойти некоторые из этих ограничений;
  3. Трудности [быстрого и удобного] нахождения достоверной информации, релевантной запросу.

С первым пунктом все понятно, и решение этой проблемы — вопрос времени. По оценкам Google на 2010 год, существует около 130 млн наименований книг — из которых по состоянию на октябрь 2019 компанией было оцифровано 40 млн наименований. С 2012 года темпы оцифровки книг сильно замедлились, но теоретически оцифровать все существующие книги, журналы и газеты, архивные документы, кинопленки, аудио- и видеокассеты, виниловые пластинки, картины и скульптуры и т.д. вполне возможно.

Со второй проблемой дела обстоят гораздо сложнее. Коммерческие интересы правообладателей если не погубили, то по меньшей мере застопорили величайший в мировой истории просветительский проект, Google Книги. И хотя в 2016 году Верховный суд США отклонил иск Гильдии авторов к Google и тем самым позволил ей и дальше сканировать книги, измотанная судебными тяжбами компания явно охладела к своему детищу. В любом случае пользователи пока лишены полного доступа к оцифрованному Google наследию мировой цивилизации, узурпированному книжными правообладателями.

Немногим лучше дела обстоят с музыкой и кино — например, российская коллекция Netflix значительно уступает американской. Причиной тому все те же правообладатели, международные границы, различия национальных законов и налоговых режимов, и т.д. И вместе с тем существует большое количество пиратских ресурсов, позволяющих бесплатно читать, слушать и смотреть практически всё из того, что официально недоступно или слишком дорого. Причем платить за это также приходится — но не деньгами, а плохим качеством, навязчивой рекламой («Ставки на спорт!»©), медленной скоростью, потраченным на поиски временем и т.д. Очевидно, что от этого не выигрывают ни потребители, ни правообладатели. Нужна золотая середина, которая позволит каждому человеку на Земле легко и удобно потреблять любой развлекательный и образовательный контент — и платить за это умеренные деньги.

Отдельную проблему представляет собой и распределение контента между разными правообладателями. Чтобы играть в любые игры, нужно одновременно иметь ПК, PlayStation и Xbox. Чтобы смотреть любые сериалы, нужно быть подписчиком сразу нескольких сервисов — Netflix, Hulu, Apple TV+ и т.д. С коммерческой точки зрения эксклюзивы вероятно вполне оправданы — но это не отменяет упущенной прибыли, которую не получают их правообладатели из-за пиратского контента. Популярность которого, в свою очередь, отчасти обусловлена нежеланием пользователей платить сразу за несколько стриминговых сервисов.

Словом, модель потребления платной информации далека от совершенства — в мире явно назрела революция подобная той, что в мире музыкальной индустрии совершил iTunes Store, где любой трек стоит один доллар (в США). Платить ₽170 в месяц за возможность слушать любой из 50 млн треков в онлайне (Apple Music) — более заманчивая перспектива, но еще удобнее платить, например, ₽500 в месяц за доступ к любому цифровому контенту, будь то музыка, кино или книга. Число интернет-пользователей вот-вот достигнет 5 млрд человек. Теперь представьте, что все они платят в среднем по $100 в год за централизованный и удобный доступ ко всей оцифрованной информации — это полтриллиона долларов. Годовая выручка Netflix, у которой 140 млн подписчиков — $16 млрд. Рискну предположить, что объединив свой контент и получая на всех полтриллиона долларов, такие компании только выиграют.

Очевидно, что в нынешних условиях это нереально, но как знать — возможно в будущем информация будет сродни воде, электричеству или тому же Интернету. Ведь мы уже не платим ни поминутно, ни мегабайтно, и нам неважно с каких заграничных серверов загружается интернет-трафик. Нечто подобное, надеюсь, рано или поздно произойдет и с собственностью правообладателей, которые будут получать вознаграждение из общего котла пропорционально потреблению их цифрового контента. В свою очередь пользователям потребуется единый и охватывающий весь цифровой контент интерфейс доступа, исключающий дублирование ссылок.


Ну и наконец третья проблема — трудности нахождения не просто контента (книги, статьи, кинофильма и т.д.), а конкретной информации в нем. Представьте, что в вашем распоряжении оказались цифровые копии полутора сотен миллионов когда-либо написанных книг, миллиардов когда-либо изданных газет и журналов, архивных и исторических документов, аудио- и видеозаписей. Словом, вся история человечества, зафиксированная на камне, глине, папирусе, пергаменте, коре березы, бумаге, виниловой пластинке, кинопленке и т.д. и т.п. Вы можете найти любой из этих документов по названию, автору, дате, контексту (даже в рукописных источниках) и т.д. Если вы хорошо знаете что вам нужно, то все прекрасно. Но как быть, если вам нужен не документ, и даже не конкретный текст в нем, а информация? Например, в архивах испанского двора (до сих пор исследованных далеко не полностью), среди тысяч писем и прочих документов необходимо найти ответ на вопрос почему Филипп II назначил командующим Непобедимой армады неопытного герцога Медина-Сидония. Или как найти среди миллиардов оцифрованных видео те фрагменты, что соответствуют вашему запросу (сюжет, участники, произнесенные слова, время, место, фоновая музыка, погода и т.д.)?

В отличие от двух первых, эта проблема лежит в плоскости не столько нормативных и финансовых ограничений, сколько научно-технических. Давайте вспомним как мы ищем информацию: набиваем в поисковик запрос и получаем огромный, как правило, набор ссылок той или иной степени релевантности. Проблема в том, что нам были нужны не ссылки, а ответ на наш запрос. Как один из редакторов Gadgets News я могу посетовать, что при написании материала Top Gear сделал тест-драйв Porsche Taycan Turbo S vs Tesla Model S — по-видимому некорректный я потратил немало времени и перелопатил кучу ссылок, прежде чем нашел значение мощности электромобиля Tesla Model S Performance в авторитетном источнике (официальном документе Tesla), а не Википедии или тематических ресурсах. Поисковики не способны отличать надежный источник от сомнительного — это приходится делать пользователям. А многие из последних, в свою очередь, не способны отличить публикацию в авторитетном научном журнале от записи на каком-нибудь заборе форуме или персональном блоге.

Но даже найдя подходящий источник, пользователь вынужден тратить время на поиск в нем ответа на интересующий его вопрос. Совсем сложно дела обстоят с запросами, требующими обработки сложной информации и понимания в ней смысла. Предположим, что вы хотите взять ипотечный кредит — было бы наивно полагаться на результаты поиска по запросу «самые низкие ставки по ипотечным кредитам». Но даже обойдя сайты всех банков и въедливо изучив таблицы с процентными ставками (включая напечатанные мелким шрифтом сноски к ним), вы можете выбрать не тот банк, если не имеете опыта в банковском деле.

Но представьте, что между вами и Интернетом есть посредник в виде интеллектуального помощника. Который способен за считанные секунды посмотреть и проанализировать миллионы ресурсов и миллиарды документов (тестовых, аудио, видео) на любом языке, отобрать заслуживающие доверия, извлечь из них и в удобной для вас (например, табличной или графической) форме представить требуемую информацию. Это под силу лишь искусственному интеллекту — причем такому, что принято называть сильным. Пока таких технологий нет, в лучшем случае они появятся через несколько десятилетий. Но когда это произойдет, наше потребление информации претерпит очередную революционную трансформацию.

Тогда мы перестанем искать информацию, а будем сразу получать готовые ответы на интересующие нас вопросы — в той мере, в какой на эти вопросы может ответить профильный специалист, располагающий неограниченным количеством времени и неограниченным доступом ко всей имеющейся в Интернете информации. Это будет выглядет так, как если бы у каждого пользователя всемирной паутины имелся огромный штат специалистов, которые по каждому запросу своего руководителя проводили целые исследования. Причем они смогут действовать и на опережение, рекомендуя пользователям информацию, которая им интересна.

Аналогичная революция охватит и информацию личного характера. Уже сейчас отснятые смартфонами пользователей фото- и видеоматериалы дублируются в облачных хранилищах, лично я там же храню сканы всех имеющихся у меня документов. Очевидно, что эта тенденция продолжится — в том числе в отношении медицинских данных. Даже по нынешним временам явным анахронизмом выглядит ведение истории болезни в бумажных документах, причем отдельно для каждой поликлинники. В интересах максимально эффективного лечения пациентов их истории болезней должны хранится централизованно. Чтобы в любой поликлинике, куда обратился пациент, лечащие врачи видели все его истории болезней, имели возможность быстро извлекать и анализировать (очевидно, с применением ИИ) из них необходимые данные. В более далекой перспективе они будут пополнятся данными, полученными благодаря круглосуточному мониторингу здоровья пациентов. Помимо персональной пользы, централизованное хранение и исследование историй болезней миллионов людей обеспечит обширным материалом медицинские исследования и разработки. Разумеется, внедрение подобных технологий должно происходить лишь при условии надежной защиты конфиденциальности персональных данных.


Viki

В более долгосрочной перспективе ИИ начнет сам генерировать полезную информацию. Сначала это будут аннотации, например, к научным статьям, потом рецензии на них (при написании которых ИИ будет опираться на имеющиеся у него знания), а впоследствии и самостоятельное написание таких статьей (с научными открытиями, изобретениями и т.д.) В лекции Константина Анохина «Мозг: итоги 2018 года» приводится следующая статистика:

  • Сегодня в мире издается более 600 научных журналов, посвященных мозгу и его функциям;
  • По данным «Human Brain Project», в этой области накоплено около 30 млн публикаций;
  • В базе данных PubMed за 2018 год в этой области содержится около 250 тыс научных статей.

Очевидно, что при таком объеме знаний ни один специалист не в состоянии прочитать все публикации даже по своей узкой специализации. А ведь множество потенциальных инноваций находится еще и на стыке разных специальностей и наук — и значит ученые упускают огромное количество информации, необходимой для новых открытий и изобретений. Искусственный интеллект не будет знать таких ограничений — подобно тому как современные нейросети обучаются распознаванию кошек на миллионах их изображений, ИИ будущего будет обучаться знаниям в десятках областях знаний на базе миллиардов научных публикаций. Сочетание способности ИИ к обучению, его вычислительных ресурсов (в т.ч. на базе квантовых компьютеров) и доступа к полной коллекции человеческих знаний сулит будущему человечеству экспоненциальное увеличение его знаний о себе и окружающем мире.

Одновременно с этим будет расти информированность общества о происходящих в нем политических, экономических, социальных и прочих процессах. С одной стороны Интернет будет наполняться информацией, а с другой она будет рецензироваться и комментироваться при помощи ИИ. Например, на сайте городского муниципалитета публикуется годовой отчет об исполнении бюджетных средств на ремонт дорог. ИИ анализирует сделанную за этот год съемку камер наружного наблюдения, оценивает объем и качество проделанной работы, при помощи строительных стандартов оценивает состав и количество использованных материалов и рабочей силы, рассчитывает их рыночную стоимость и сверяет свои расчеты с опубликованными в отчете. Или ИИ сканирует хранящиеся в Интернете документы, регистрирующие право собственности, офшорные компании и т.д. — и публикует список чиновников с данными о дорогостоящей недвижимости, оформленной на их родственников (дополнительно подтвердив причастность чиновников к этой недвижимости соответствующими фото с их страничек в социальных сетях). Пример еще более изощренного расследования коррупции я приводил в публикации Станет ли Искусственный Интеллект Большим Братом? И это лишь капля в море тех возможностей, которыми будет обладать полноценный искусственный интеллект, располагающий полной информацией (сделки по покупке недвижимости и прочих дорогостоящих активов, банковские транзакции, съемка камер наружного наблюдения и т.д.) о предмете своего исследования.

Все это способствует росту образованности, компетентности и осведомленности общества. Люди избавятся от ложных стереотипов, предрассудков и мифов — и при этом будут знать что в действительности происходит в обществе, в котором они живут. Одновременно с этим гораздо более прозрачной и, как следствие, подконтрольной обществу, станет работа чиновников, политиков и бизнесменов — что явно содействует гражданскому противодействию коррупции, популизму и неэффективности в этих сферах. Безусловно за эту общественную прозрачность рядовым гражданам придется пожертвовать частью (возможно весьма весомой) и своей личной конфиденциальности.

Появление сильного ИИ значительно упростить и коммуникации между людьми, причем во множестве аспектов — от синхронного языкового перевода до нахождения спутника жизни.

А главным социальным последствием появления сильного ИИ станет закономерное замещение им человека во множестве областей жизнедеятельности — включая принятие управленческих решений на корпоративном, государственном и даже межгосударственном уровне, расследование преступлений и вынесение приговоров, медицинская диагностика и т.д. В конце концов, какой смысл поручать ИИ перепроверять работу людей, если с тем же успехом он мог бы выполнять её сам?..

И раз уж речь зашла о социальных последствиях, трудно представить себе будущее общество без повсеместного распространения дистанционных рабочих мест — конечно, до тех пор пока, пока их еще не занял ИИ. Предпосылки для этого возникли давно, и вероятно то, что сотни миллионов людей продолжают ежедневно ездить на работу и обратно несмотря на возможность трудиться на дому, обусловлено консерватизмом и силой привычки. Компании расплачиваются за них расходами на аренду офисов, служащие — потерей потраченных на дорогу времени и денег, а природа — ущербом, который причиняет экологии повышенная транспортная нагрузка в часы пик. Это справедливо и для учебы — с поправкой на полезность непосредственного общения студентов друг с другом и преподавателями.


IBM microcomputer

Другой глобальный тренд информационной революции по-видимому будет связан с дальнейшей миниатюризацией вычислительной техники и прочей электроники. Товары обзаведутся т.н. криптографическими якорями, которые позволят их надежно идентифицировать, вести учет, отслеживать перемещение и т.д. А благодаря распространению блокчейна, криптографии, биометрической идентификации и т.д. в прошлое уйдут традиционные документы с подписями и печатями, удостоверения личности, билеты, служебные пропуска, банковские карты и т.д.

Упомянутый выше четвертый этап информационной революции (компьютеры и Интернет) в последнее десятилетие отличился бурным распространением смартфонов — по сути карманных компьютеров с дисплеем, камерой и постоянным выходом в Интернет. В качестве будущей замены смартфона очевидно напрашиваются очки дополненной реальности. Пока они слишком несовершенны, но со временем (за годы или может десятилетия) скорее всего станут достаточно функциональными и удобными, чтобы вытеснить смартфоны.

В этом случае информацией, по нашему желанию, будет сопровождаться всё, что мы будем видеть и слышать. Что за песню исполняют уличные музыканты, сколько калорий в этом пирожном, где можно дешевле купить эту куртку, как зовут того человека, что это за дерево, чем примечательно это здание, какой марки тот автомобиль — ни один вопрос, ответ на который можно найти в Интернете (включая ваши личные данные в облаке), не останется без оперативного и точного ответа.

При должном развитии технологий устройства дополненной реальности обещают стать и неплохой забавой. Представьте, что идя по улице вы будете видеть вместо многоэтажек скалы с крепостями, а вместо прохожих — эльфов с гномами. Что выглянув в окно своей квартиры, вы увидите бескрайний океанский простор и услышите шум прибоя… Но конечно более практическое применение будут иметь встроенные в AR-очки камеры с функциями зума, тепловизора и т.д.

Наконец, если вспомнить про наш искусственный интеллект и его роль Большого Брата, опекающего человечество, то вполне вероятно, что он будет давать нам подсказки как лучше повести себя в той или иной ситуации — от оптимального маршрута до предотвращения какой-нибудь конфликтной ситуации. Это может показаться утратой свободы воли — но вряд ли кто-нибудь станет так рассуждать, если его, например, задержит полиция, или случайному прохожему срочно потребуется медицинская помощь. В таких ситуациях мы явно не побрезгуем консультацией хорошего адвоката или врача — их-то и заменит, насколько это возможно, встроенный в AR-очки (или беспроводную гарнитуру) интеллектуальный помощник. А как насчет бытовой ссоры, где неосторожно сказанное в запальчивости слово может погубить отношения между близкими людьми — разве лишним будет «внутренний голос», заблаговременно рекомендующий снизить накал страстей?..

Отчасти это напоминает снятую в 2012 году фантастическую короткометражку, в которой молодой человек на первом свидании с девушкой пользуется подсказками соответствующего приложения:

Как и героиня фильма, большинство людей наверняка будет не в восторге от мысли, что их собеседники подглядывают в шпаргалку. И вместе с тем вполне вероятно, что сами они воспользуются аналогичной шпаргалкой вполне охотно. В этом случае спрос на частичную подмену своего интеллекта искусственным будет большим вне зависимости от того хорошо это или плохо. Между прочим, отчасти это уже происходит — технология Google Duplex позволяет выполнять по телефону мелкие поручения пользователей: записать на стрижку, забронировать столик в ресторане и т.п. С появлением сильного ИИ общение в таком формате станет повсеместным — многие деловые и бытовые переговоры станут вести друг с другом не люди, а их виртуальные секретари. Еще год назад была анонсирована функция, при помощи которой Google Assistant отвечает на звонки и избавляет пользователя от потери времени на спам (вспомните как часто вам навязчиво предлагали какую-нибудь кредитную карту) — то ли еще будет с появлением сильного ИИ…


Еще одним трендом станет значительное технологическое расширение творческих возможностей человечества. В последние десятилетия компьютеры значительно облегчили создание музыки, спецэффектов в кино и т.п. Очевидно, что в недалеком будущем благодаря еще более совершенной компьютерной графике и ИИ можно будет, например, создавать кинофильмы с полностью искусственными персонажами. По мере упрощения и удешевления подобных технологий ими воспользуются даже любители, создавая кино и компьютерные игры в домашних условиях. Возможно появятся интернет-сообщества, объединяющие с этой целью энтузиастов со всего мира.

Что касается компьютерных игр, то те из нас, кто проживут еще несколько следующих десятилетий, застанут настоящую революцию в этом жанре развлечений. По мере совершенствования компьютерной графики, технологий виртуальной реальности и искусственного интеллекта игры станут настолько захватывающими, что превратятся в параллельную реальность, где мы ведем вторую жизнь. Это будет иметь огромные социальные и экономические (по меньшей мере для бизнеса) последствия, и одновременно чревато большими рисками для физического и возможно даже психического здоровья людей. Однако переломить эту тенденцию невозможно — в лучшем случае люди научатся находить баланс между реальной и виртуальной жизнью.


Если резюмировать, то очередной этап информационной революции сведется к тому, что информация станет еще более объемной, доступной, достоверной и упорядоченной (всегда ваш Капитан Очевидность). От предыдущих этапов новый будет отличаться, в частности, самовоспроизводством и, вероятно, экспоненциальным ростом информации, количественным и качественным. Появление полноценного, ни в чем не уступающего человеческому разуму, искусственного интеллекта вероятно будет означать завершение начавшегося в конце 20 века этапа информационной революции. За этим, вероятно, последует развитие нейротехнологий, позволяющих передавать информацию в мозг человека, минуя внешние органы чувств и традиционное обучение, объединять человеческие сознания и компьютеры в единый сверхразум, и тому подобная фантастика.

Я вполне отдаю себе отчет в том, что изложенный в данной публикации прогноз банален и не содержит То-Чаво-На-БеломСветеВообчеНеМожетБыть — как если бы в начале 20 века кто-нибудь предсказывал, что в последующие сто лет мир заполонят радио, телефония и цветное-голосовое кино. И если нечто похожее на телевидение предвидели еще в 19 веке, то например Интернет или компьютерные игры оказались чем-то невообразимым даже для фантастов. В этом смысле лучшим прогнозом скорее всего окажется безудержная детская фантазия, не сдерживаемая никакими знаниями и, как следствие, шаблонами и запретами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *