Какого бизнеса недостает Илону Маску

Илон Маск по праву считается одним из самых выдающихся предпринимателей нашего времени. Он первым воспользовался плодами незаметной революции, совершенной литий-ионными батареями в мобильной электронике, и посредством компании Tesla (со-учредителем которой стал спустя полгода после её основания в июле 2003) превратил электромобиль из сделанной на заказ дорогой игрушки в серийный продукт.

Кроме того, за полтора десятилетия Маск сделал небольшой стартап лидером индустрии орбитальных полетов. Основанная им компания SpaceX по числу успешных запусков опережает даже Роскосмос: по итогам 2018 счет составил 21:19, за 2019 по состоянию на сегодня (включая AMOS-17, запланированный ночью по московскому времени) — 10:14, с учетом предстоящих до конца года запусков — 19:17. Этот успех стал возможен благодаря созданной в компании первой в истории космонавтики многоразовой ракеты с вертикальной посадкой первой ступени, Falcon 9. В сочетании с жесткой установкой Маска на постоянное сокращение себестоимости ракеты, эта многоразовость позволила значительно сократить стоимость орбитальных запусков по сравнению с американским альянсом ULA (Lockheed Martin и Boeing) и почти сравняться с Роскосмосом.

А вчера SpaceX сделала очередной «ход конём», запустив Smallsat Rideshare Program — программу вывода мини-спутников на солнечно-синхронную орбиту. Она проходит над солнечной стороной Земли на высоте 500-600 км, поэтому часто используется картографическими, метеорологическими и т.п. спутниками. В зависимости от сроков предзаказа, такой запуск обойдется заказчикам в $2.25-3 млн за 150 кг и $4.5-6 млн за 300 кг. В пересчете на 1 кг ($15-20 тыс) это существенно дороже вывода на низкую околоземную орбиту (160-2000 км над Землей) больших спутников, но здесь принципиальное значение имеет радикальное снижение абсолютной стоимости вывода на орбиту индивидуального спутника. Для сравнения, в прошлом году японская сверхлегкая ракета SS-520 запустила телекоммуникационный нано-спутник TRICOM-1R весом 3 кг, и стоило это 400 млн иен ($3.6 млн), т.е. $1.2 млн за 1 кг. Если SpaceX сможет удовлетворить спрос хотя бы в сегменте мини-спутников, то доступ к космосу небогатых государств, крупных компаний и научно-образовательных организаций станет гораздо более демократичным.

В числе прочих достижений SpaceX можно назвать самую тяжелую ракету из ныне эксплуатируемых, Falcon Heavy, а также успешные испытания первого ракетного двигателя замкнутого цикла с полной газификацией, Raptor.

Однако электромобилями с космосом амбиции Илона Маска не ограничиваются — параллельно с руководством Tesla и SpaceX, он участвует в разработке солнечных панелей (SolarCity), прокладке тонелей (Boring Company), исследованиях искусственного интеллекта (OpenAI) и, наконец, в таком фантастическом проекте как создание нейрокомпьютерного интерфейса (Neuralink). Словом, и швец, и жнец, и на дуде игрец.

В основе всех этих достижений лежат несомненные природные дарования (редкое сочетание инженерных и организаторских способностей), упорство, твердый характер, везение и конечно большая вера в возможность изменить мир. В этом отношении Маск, несмотря на все свои недостатки (описанные в книге Эшли Вэнса «Илон Маск. Tesla, SpaceX и дорога в будущее»), истинный герой нашего времени. Как говорится, если бы Маска не было, то его следовало бы выдумать — как образец для подражания.

Впрочем, достижения предпринимателя-инженера вызывают среди широкой публики не только восхищение, но и неприязнь. Особенно это касается российского общества, где 57% населения, судя по выборочным опросам годовой давности, не верят в состоявшуюся 50 лет назад высадку американцев на Луну. Таких людей Илон Маск раздражает вдвойне — мало того, что американец, так вдобавок добился того, что в СССР было достигнуто ценой колоссального напряжения сил всего советского общества. Насколько Маск вдохновляет сторонников западной демократии, настолько же он неприятен тем, кто не разделяет её ценностей. Поэтому неудивительно, что объектом многочисленных «сеансов с разоблачениям» в российской блогосфере является именно Илон Маск. А не отечественные олигархи, чье совокупное состояние оценивается в полтриллиона долларов, и которые разбогатели на сомнительной приватизации общенародного достояния и/или близости к власть предержащим. И которые, за редким исключением, вкладывают свободные деньги не в отечественные высокие технологии, а в зарубежные футбольные клубы, яхты, дворцы, пентхаусы и т.д. Маск стал объектом многочисленных нападок именно потому, что являет собой самый яркий пример достижений частного предпринимательства в условиях не авторитарного, а демократического правления (впрочем, также отрицаемого большинством противников Маска).

В этом смысле феномен этого человека заслуживает отдельного социологического исследования, но сегодня я бы хотел на правах диванной аналитики порассуждать о том, какое из направлений современных технологий осталось неохваченным Илоном Маском.

Как известно, одна из самых главных, если не самая главная, амбиция Маска — колонизация космоса, превращение человечества в межпланетный вид. В этом вопросе он солидарен с богатейшим человеком на Земле, Джеффом Безосом, который хоть и лишен инженерных дарований Маска, но зато вкладывает в ракетную отрасль гораздо более значительные средства — по миллиарду долларов в год. Его стартап Blue Origin уже испытывает легкую суборбитальную ракету New Shepard и работает над тяжелой New Glenn. Подобно SpaceX, в компании Безоса делают ставку на многоразовость и вертикальную посадку первой ступени. Как и остальные их ровесники в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Западной Европе и ЮАР, Маск и Безос выросли на культовом американском телесериале «Звездный путь» и даже в зрелом возрасте не отказались от подростковой мечты о покорении дальнего космоса.

В одной из публикаций Gadgets News на эту тему, Нужна ли человечеству колонизация Марса?, я уже касался этой темы и выразил скептическое отношение к перспективе пилотируемых полетов на эту планету. Убежден, что в дальнем (за пределами НОО) космосе человеку делать нечего — во всяком случае до тех пор, пока не будут освоены технологии по терраформированию, т.е. искусственному воссозданию земного климата на чужой планете. Это вовсе не исключает единичных полетов, например, на Марс — из «спортивного интереса», подобно девяти пилотируемым полетам на Луну (включая шесть высадок) в 1968-1972 годы. Но для регулярного сообщения с Луной и Марсом (с целью научных исследований и создания там поселений для будущих туристов с Земли) необходимы роботы.

Running Atlas

Последние годы робототехника развивается стремительно — особенно впечатляющие успехи в деле создания человекоподобных роботов демонстрирует BostonDynamics. Её андроиды умеют не только ходить по пересеченной местности, но и бегать, прыгать и даже, в отличие от большинства людей, делать сальто назад. «Мы покойники», написал под видео с делающим сальто роботом Atlas музыкальный продюсер Алекс Медина. На что Илон Маск ответил: «Это пустяки. Через несколько лет этот бот будет двигаться так быстро, что понадобится стробоскоп, чтобы разглядеть его движения. Приятных сновидений…»

Впрочем, первостепенное значение будет иметь не столько скорость движений робота, сколько его способность действовать автономно, ориентироваться в пространстве, выполнять тонкую работу. И конечно же такие роботы будут востребованы отнюдь не только в космосе — в них остро нуждаются пожарные, спасатели, армия, полиция. А массовое распространение андроидов, способных, в частности, ухаживать за немощными (например, готовить еду и менять подгузники парализованному человеку) произведет настоящий переворот в образе жизни миллионов людей с ограниченными возможностями.

Очевидно, что достижение робототехникой такого уровня займет не годы, а как минимум десятилетия — тем более, что будет происходить в тесной взаимосвязи с технологиями искусственного интеллекта. Еще какое-то время уйдет на снижение стоимости роботов, способных заменить человека во множестве видов деятельности. Но Илон Маск явно не из тех, кто боится трудностей и рассчитывает на быстрый результат. Тем более, что роботы в космонавтике применяются давно — одним из них является 5.6-тонная советская автоматическая межпланетная станция «Луна-16», которая в 1970 году доставила на Землю 101 г лунного грунта. Таким образом, речь идет о том, чтобы повысить функциональность и автономность роботов, работающих в космосе. Поэтому рискну предположить, что именно робототехника может стать следующим крупным направлением в бизнесе Илона Маска — без этого полноценное освоение дальнего космоса просто невозможно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *