Мобильная игровая индустрия: состояние и перспективы

Nintendo Switch vs iPhone

Успешные продажи игровой консоли Nintendo Switch в очередной раз навели меня на размышления о текущем состоянии и перспективах мобильной игровой индустрии. В настоящее время она развивается двумя путями: специализированные портативные приставки со встроенным геймпадом и смартфоны с планшетами. Есть еще отдельная технология облачных игр, но погоды в игровой индустрии она пока не делает. Gadgets News собрал для вас большое количество интересных данных, проливающих свет на то, что сейчас происходит в отрасли и как она меняется.

Мобильные игровые приставки появились еще в 1970-е годы, а превращение смартфонов в массовую игровую платформу началось в 2008 году, когда Apple и Google открыли онлайн-магазины мобильных приложений App Store и Android Market (впоследствии — Google Play).

Nintendo DS

Самой популярной в истории мобильной игровой приставкой является Nintendo DS — с 2004 по 2014 год её было продано 154 млн. штук, т.е. в среднем по 15 млн. штук в год. Арифметически, конечно — основные продажи пришлись на 2007-2010, когда продавалось от 24 до 31 млн. штук за год.

Игр для Nintendo DS по меньшей мере три тысячи. Самой популярной в истории консоли стала игра Super Mario Bros. (2006) — 30.8 млн. покупок. При средней цене $20 денежная выручка должна была составить около $600 млн. Вообще же больше всего эту игру (версию 1985 года) приобрели владельцы десктопной консоли Nintendo Entertainment System (1983) — 40.24 млн. за всё время. Что касается игр для современных десктопных консолей, то в 2017 лидером продаж стала GTA 5 — владельцы PlayStation 4 и Xbox One приобрели за этот год 17.08 млн. и 7.56 млн. экземпляров этой игры соответственно.

В числе других популярных игр для Nintendo DS можно назвать Nintendodogs (23.96 млн), Mario Kart DS (23.6 млн) и Brain Age: Train Your Brain in Minutes a Day (19 млн).

Nintendo Switch

Из современных моделей на ум конечно же приходит Nintendo Switch (2017). Строго говоря это не мобильная, а гибридная игровая консоль — её можно использовать и в десктопном варианте, подключив к телевизору. Но с учетом скромного нативного разрешения (720p), качество геймплея на телевизоре оставляет желать лучшего, так что скорее всего Nintendo Switch привлекательна прежде всего в качестве мобильной приставки. Напомню, что за первый год продаж было продано свыше 17 млн. экземпляров Nintendo Switch. В числе самых популярных игр для консоли на конец 2017 года оказались эксклюзивы Super Mario Odyssey (мировые продажи — 9.07 млн), Mario Kart 8 Deluxe (7.33 млн), The Legend of Zelda: Breath of the Wild (6.70 млн) и Splatoon 2 (4.91 млн). В США Super Mario Odyssey продается за $60, в России — ₽3.7 тыс. В американских ценах мировая выручка от этой игры составила $544 млн.

iPhone gamepad

Что касается смартфонов, то как уже рассказывал Gadgets News, только за 2017 год было продано 1.5 млрд. штук, т.е. в десять раз больше, чем Nintendo DS за всё время.

Число игр в App Store в июле прошлого года составляло 783 тыс. игр — почти четверть от всех приложений (скачанных на то время 180 млрд. раз). Вместе с Google Play и другими онлайн-магазинами приложений общая выручка от продажи мобильных игр за 2018 год прогнозируется в размере $42.2 млрд. (включая $16.3 млрд. за счет Китая, $9 млрд. — США, $6.2 млрд. — Японии), с равномерным ростом до $53 млрд. в 2022 году. В 2017 самую большую выручку среди мобильных игр принесла Arena of Valor (в основном за счет Китая, где известна под именем Honor of Kings) — $1.9 млрд.

Иллюстрации снизу раскрывают количество приложений в наиболее популярных онлайн-магазинах (март 2017), а также соотношение денежной выручки между ними:

App stores

App stores revenue

Наглядное представление об оборотах всей игровой индустрии и её тенденциях дает следующая иллюстрация. Как видим, доля смартфонов в мировой выручке от игр в 2017 стала самой большой и продолжает расти — ожидается, что в 2020 году на них придется 41% от $143.5 млрд.

Global games market

Входят ли в консольный сегмент мобильные приставки не вполне понятно, но как мы видим из остальных данных, в качестве игровой платформы смартфоны по всем параметрам (количество устройств и игр, выручка) значительно превосходят мобильные игровые консоли, включая самую популярную на сегодня Nintendo Switch.

Правда может показаться, что смартфоны не дотягивают до этой консоли по уровню графики. Например, одна из самых лучших в этом отношении игр, GRID Autosport (цена в российском App Store — ₽749), вполне претендует на уровень десктопных игровых приставок предыдущего поколения, PlayStation 3 с Xbox 360. При этом Nintendo Switch может похвастать такой игрой как Doom (2016) — а это уровень консолей нынешнего поколения, PlayStation 4 и Xbox One. Между тем, используемый в Nintendo Switch процессор, Nvidia Tegra X1, судя по результатам бенчмарка GFXBench (на примере Nvidia Shield Android TV, где такой же процессор), вполне соответствует процессору A11 Bionic. Последний используется в трех моделях Apple: iPhone X, iPhone 8 Plus и iPhone 8.

Кто-то возможно задается вопросом: 1) почему люди покупают Nintendo Switch вместо смартфона, и 2) почему Apple активно не продвигает портирование на iOS игр уровня десктопных консолей нынешнего поколения.

Ответ на первый вопрос вполне очевиден — все самые популярные игры для Nintendo Switch являются эксклюзивами, люди покупают эту консоль ради них. Что касается портирования на iOS современных десктопных игр, то здесь следует отметить два обстоятельства.

iPhones market share

Во-первых, примерно одинаковое с Nintendo Switch разрешение (6.2″ 720×1280) имеет только iPhone 8 (4.7″ 750×1334) — производительность остальных двух моделей будет существенно ниже. Общее количество активных iPhone на конец 2017 оценивалось в 800 млн, iPhone 8 — в 3.37% от этого количества, т.е. 27 млн. Эти объемы вполне сопоставимы с Nintendo Switch, число которых на руках, напомню, составляет 17 млн. Но весьма сомнительно, что Apple пойдет на релиз эксклюзивной игры для одной из трех своих новинок. Разумнее приурочить портирование новых игр к новому поколению iPhone, все представители которых, даже с учетом высокого разрешения, потянут такие игры. Причем и такая практика для Apple не характерна — упомянутая выше GRID Autosport поддерживается сразу тремя поколениями iPhone, начиная с iPhone 6s.

Во-вторых, нет особой уверенности в том, что десктопные игры будут пользоваться спросом у обладателей мобильных устройств. Порт Wolfenstein II еще не вышел, а Doom на Nintendo Switch был портирован в ноябре 2017. Кстати его цена в Nintendo eShop — ₽4.2 тыс., тогда как версия для PlayStation 4 стоит ₽2 тыс., а для ПК — ₽859. В любом случае статистика по этим двум современным десктопным играм на Nintendo Switch пока отсутствует. Равно как и по GRID Autosport — iOS-версия симулятора вышла в конце ноября 2017.

Nintendo Switch Doom gameplay

Таким образом, явных предпосылок для массового портирования на смартфоны современных десктопных игр пока нет, но ситуация может измениться через два-три года. К этому времени топовые смартфоны вероятно уже будут справляться с графикой нынешнего консольного уровня даже при своем высоком разрешении дисплеев, а из опыта Nintendo Switch станет ясно интересны ли такие игры мобильным пользователям.

Еще одним серьезным фактором может стать долгожданный, но по-прежнему маловероятный Surface Phone — гипотетический смартфон с полноценной десктопной Windows 10. Если в ближайшие два-три года Intel сподобится выпустить недорогие производительные процессоры на базе 10-нанометрового техпроцесса (что обещает умеренное энергопотребление), то у Microsoft появится возможность представить собственную альтернативу таким стартапным разработкам как SMACH Z и GPD Win 2. Если такой смартфон получит качественный и относительно недорогой геймпад (например, в виде чехла), то в качестве мобильной игровой платформы он, пожалуй, окажется куда привлекательнее смартфонов на iOS и Android.

Но если на появление игр уровня PlayStation 4 и Xbox One на смартфонах можно рассчитывать не раньше, чем через пару лет, то для графики PlayStation 3 с Xbox 360 предпосылки уже появились. Не раз упомянутая сегодня GRID Autosport пока вышла только в App Store — на моделях, начиная с iPhone 6s и iPhone 6s Plus. Последний имеет процессор A9 и разрешение дисплея 1080p. На разрешении 1440p (распространенном среди топовых Android-смартфонов) ему примерно соответствует Snapdragon 845, основной процессор топовых смартфонов этого года. Вполне вероятно, что с урезанной графикой в GRID Autosport смогут играть и обладатели менее производительных смартфонов. Но для консольного уровня графики минимальным требованием вероятно все же будут A9/1080p и Snapdragon 845/1440p.

iPhone vs Xbox One

С учетом приведенной выше статистики, из 800 млн. активных iPhone графику уровня PlayStation 3 с Xbox 360 потянут примерно 587 млн. смартфонов Apple. Если взять за основу данные за 2017 по Galaxy S8 и Note 8, то одних только топовых смартфонов Samsung с процессорами Snapdragon 845 и Exynos 9810 в этом году будет продано 33 млн. — итого 620 млн. только от двух компаний к концу 2018. Столь массовая платформа внимания разработчиков явно заслуживает — если, конечно, они убедятся в спросе на дорогие, но качественные порты игр с PlayStation 3 и Xbox 360.

Пока же, судя по всему, этот спрос производителями смартфонов оценивается не слишком высоко. Для этого наверняка есть основания, тем более когда речь идет о такой успешной компании как Apple. В то же время её пассивность и осторожность лично у меня вызывает некоторое недоумение. Я помню какое впечатление произвела демонстрация геймплея игр из серии Infinity Blade, а также Real Racing 3, запущенных на только что анонсированных iPhone. Без демонстрации игр не обошлась и последняя презентация (на которой были представлены iPhone 8 и iPhone X), но упор в ней делался на дополненной реальности.

Почему Apple не субсидирует портирование на iOS популярных игр с графикой консольного уровня, не говоря уже об эксклюзивах, не вполне понятно. Если допустить, что расходы на одну такую игру составляют $5 млн, то общий бюджет 20 игр уложится в $100 млн. Для компании, у которой одни только резервы составляют $285 млрд, это довольно незначительная сумма. Продавая, благодаря этим двадцати играм, хотя бы 10 млн дополнительных смартфонов в год, Apple получила бы выручку в размере нескольких миллиардов долларов и с лихвой окупила эти затраты, не говоря уже о доходах от продажи самих игр.

Gamevice

Также незаметны большие усилия Apple по части геймпадов. В разделе аксессуаров компании конечно присутствуют игровые контроллеры сторонних организаций. В российской версии сайта это SteelSeries Nimbus (₽6.7 тыс), в американской выбор немного больше: традиционные SteelSeries Nimbus ($50) и HORIPAD ULTIMATE ($50), а также контроллер-насадка Gamevice ($80). Свои геймпады Apple не выпускает, чужие на презентациях не рекламирует, и тем более не предлагает пользователям какой-нибудь оригинальный концепт, вроде чехла-геймпада, похожего на GPD Win 2.

Таким образом, нельзя сказать, что Apple и другие производители не рассматривают смартфоны в качестве серьезной игровой платформы, но похоже они не всё делают для того, чтобы упрочить их положение в этом качестве. В первую очередь это проявляется в явном отставании уровня графики абсолютного большинства мобильных игр от реальной производительности сотен миллионов смартфонов. Несмотря на это, с прошлого года на смартфоны приходится самая большая доля в доходах мировой игровой индустрии, и эта доля продолжает расти.

С использованием данных Nintendo, Statista, Newzoo, Localytics, App Annie и VGChartz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *