Кто владеет Apple?

apple

Трудно найти черную кошку в темной комнате — особенно если ее там нет (Конфуций)

В преддверии запланированного на 9 сентября анонса iPhone 6S и iPhone 6S Plus, интерес к одной из самых успешных и дорогих компаний мира растет, и многие люди задаются вопросом: кто же ее истинный владелец? Одним из самых популярных в Рунете исследований этого вопроса стала публикация «Кто владеет Apple? Скрытые хозяева мира» наших коллег из КОНТ. В ней автор, выясняя состав как акционеров Apple, так и собственников этих акционеров, в качестве основного, и можно сказать, истинного владельца компании определил инвестиционную компанию Vanguard Group. Однако в этом расчете были допущены грубые ошибки, на которые ваш скромный слуга счел своим долгом обратить внимание.

Итак, автор показывает следующую структуру крупных собственников Apple:

  • Vanguard Group (The) — 5.68 %
  • State Street Corporation — 4.11 %
  • Fidelity Management and Research (FMR) — 3.07 %
  • BlackRock Institutional Trust Company — 2.72 %
  • Bank of New York Mellon Corporation — 1.42 %
  • Northern Trust Corporation — 1.39 %
  • BlackRock Fund Advisors — 1.21 %

Это информация из открытых источников и она вполне согласуется со свежими данными Yahoo Finance. Сведения о собственниках State Street Corporation на данный момент отсутствует, но, согласно автору статьи, Vanguard Group в ней принадлежит 6% — третья по величине доля. Вторая по величине доля State Street Corporation согласно автору принадлежит T. Rowe Price Group, в которой, уже по нашим данным, первая по величине доля (6.19%) принадлежит Vanguard Group, а вторая — все той же State Street Corporation (4.92%).

Аналогичным образом автор ссылается на наличие долей Vanguard Group в FMR (конкретные цифры не называются, на сайте Yahoo Finance также отсутствуют) и BlackRock (по нашим данным — 4.23%, третья по величине доля).

Путем суммирования всех этих небольших долей Vanguard Group в Apple и ее акционерах, автор насчитал 17% и фактически объявил эту инвестиционную группу собственником компании. Арифметические выкладки обильно сдобрены конспирологией: автор утверждает, что «все крупнейшие мировые компании принадлежат одной и той же кучке людей», которым «надо создать видимость, что владельцев (акционеров) якобы много и они все разные».

Witch

При всем понимании завораживающей привлекательности теорий заговоров, они являют собой одно из самых больших заблуждений человечества. С одной стороны люди пытаются найти объяснение происходящим в мире событиям, а с другой у них не хватает знаний для того, чтобы это объяснение было адекватным действительности. В старину в падеже скота, неурожае или других подобных напастях винили колдунов с ведьмами, а сейчас пытливые любители конспирологии повсюду выискивают заговоры. Но правда, как правило, куда прозаичнее.

В нашем случае автора статьи подвело незнание принципов финансовой отчетности. На протяжении всех последних десятилетий она преследовала целью дать инвесторам наиболее достоверное и полное представление о финансовом состоянии объекта их инвестиций. В отличие от формальной и по большому счету никому не нужной отчетности, составленной по российским стандартам для статистики и налоговых органов, в западном мире достоверная финансовая отчетность — главный источник информации для всех заинтересованных лиц, и в первую очередь для инвесторов.

Это вступление необходимо для понимания того, что правила финансовой отчетности на Западе (IFRS в Европе, US GAAP в США) сродни боевому уставу — писались если не кровью, то по меньшей мере с учетом сотрясающих биржи скандалов, вызванных манипулированием финансовой отчетности или просто недостатками правил ее составления. Это не просто общие нормы, по которым показывают свое финансовое положение крупные компании, а правила, которые позволяют делать это наиболее полно и достоверно — насколько это возможно с учетом накопленного финансовым миром опыта.

Так вот в соответствии с принципами современной финансовой отчетности, одним из признаков контроля над компанией со стороны того или иного инвестора является владение этим инвестором не менее чем 50% ее акций. Для влияния, как правило, достаточно 20%. Т.е. составленная автором статьи оценка доли Vanguard Group в Apple (17%) не дотягивает даже до уровня влияния. Но что еще важнее, эта оценка совершенно противоречит принципу определения долевого участия, применяемому при составлении консолидированной финансовой отчетности (в ней показывают финансовое состояние не только отдельной компании, но и всех компаний, которых она контролирует). Этот принцип состоит в том, что если компания «A» владеет компанией «B» на 50% (и значит уже можно говорить о контроле), а компания «B», в свою очередь, на 50% владеет компанией «C», то компания «A» фактически контролирует компанию «C», хотя ее рассчетная доля в этой компании будет уже значительно ниже 50%: 0.5 x 0.5 = 0.25, т.е. 25%.

Смысл такого подхода в том, что имея контроль над компанией «B», компания «A» может назначить там своего директора. Став директором в компании «B», которая в свою очередь контролирует компанию «C», этот директор может назначить в компании «С» директором ту кандидатуру, на которую ему укажет компания «A». В результате, несмотря на окончательное долевое участие в компании «C» только на 25%, компания «A» может назначать там свое руководство — и значит контролирует ее. Но для этого обязательным условием является контроль «A» над «B» и «B» над «C», который по отдельности требует хотя бы 50-процентного владения акциями.

На практике возможны ситуации, когда на фоне множества мелких акционеров, фактический контроль над компанией приобретает единственный относительно крупный инвестор, но, во-первых, в случае с Apple мы видим несколько таких инвесторов, а во-вторых, при наличии такого контроля эта информация была бы раскрыта, и Vanguard Group у себя в отчетности показывала Apple не как объект финансовых вложений, а как собственную компанию в составе консолидированной отчетности.

nyse

Поэтому даже если капитал Apple рассеян между тысячами или миллионами мелких акционеров, неправильно расценивать в качестве контролирующего собственника того инвестора, который всего лишь имеет в этой компании относительно крупную долю. Мы видим, что инвесторов с относительно крупными долями в Apple несколько, точно так же, как в структуре капитала этих инвесторов несколько крупных долей, принадлежащих другим инвесторам. Складывать между собой принадлежащие Vanguard Group разрозненные доли в разных компаниях — это все равно, что расценивать легкую симпатию всех менеджеров какой-нибудь корпорации к молоденькой секретарше в качестве ее контроля над советом директоров. Выйдя за одного из них замуж, она, при определенных обстоятельствах, может действительно заполучить над ним контроль, но легкие симпатии разных людей в одно большое и светлое чувство, увы, никак не складываются.

Возвращаясь к великой и ужасной Vanguard Group, заметим, что согласно свежему отчету, поданному в Комиссию по ценным бумагам и биржам, совокупная доля этой группы как бенефициарного владельца (т.е. с учетом прямого и косвенного владения акциями) составляет лишь 5.66%. Если бы распыленные по другим акционерам Apple доли Vanguard Group имели какой-то совокупный эффект, то эта информация была бы отражена в отчете.

Так кто же тогда владеет Apple, спросите вы? Все акционеры компании, и вместе с тем никто из них. Такова специфика современного капитализма, о которой с некоторым оттенком сожаления писали еще в советских учебниках политэкономии: по мере роста благосостояния среднего класса, его сбережения аккумулируются и инвестируются в разные предприятия реальной экономики (как, например, Apple) посредством всевозможных финансовых институтов: инвестиционных групп (таких как Vanguard Group), банков, страховых компаний, пенсионных фондов. Аналогичные инвестиции делают и сами компании — напомним, что по итогам второго квартала 2015 года резервы Apple превысили 200 миллиардов долларов, и часть этих средств наверняка была инвестирована в учреждения вроде Vanguard Group. Вложения этих учреждений в реальную экономику, как правило, настолько распылены, что говорить о каком-то влиянии, а тем более контроле, просто бессмысленно.

Никто подобной цели и не преследует, но даже имей они на реальную экономику прямое влияние, люди в финансовом мире не настолько безрассудны, чтобы вмешиваться в вопросы, в которых мало что понимают. Дивиденды выплачиваются, котировки акций растут — вот и прекрасно. Если возникают серьезные проблемы, то акционеры либо избавляются от акций, либо вполне единодушно назначают в совет директоров новых управленцев, которые придумают как решить все проблемы и спасти их, акционеров, инвестиции. Вне зависимости от того кто и в какой мере проявляет эту активность, единственной заботой всех инвесторов является сохранение и приумножение своих вложений — как бы любители конспирологии не приписывали им стремление к мировой власти. В конце концов, и саму эту власть приносят деньги, а не цвет, в который прикажут выкрасить очередной iPhone закулисные хозяева Apple на своем тайном совещании…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *